Город Канта

арт-портал



Легкий способ бросить любить

Глава 1. Хомяк

- Кажется он сдох, - безучастно констатировал Джон.
- Ты уверен? - даже не глядя в его сторону на всякий случай спросил я.
- Да. Скорее всего, у него была непереносимость алкоголя.
А может быть дело в том, что стопка водки на двести граммов веса - это смертельная доза?

- Надо спрятать тело, - решительно сказал я. Джон энергично закивал.

***
Меня зовут Антон. Мне 29 лет и я кот Шредингера. Я одновременно люблю и ненавижу свой город. Говорят, в Петербурге всего тридцать шесть солнечных дней в году. Здесь осень плавно переходит в зиму, а зима в осень. И где-то между этими переходами тщательно скрыт период времени, когда особенно терпеливые горожане получают в награду самые настоящие солнечные лучи, которые действительно греют и заставляют петербургских девушек ходить без колготок, надевать яркие платья с глубоким декольте и радовать своим обществом интеллигентных петербурских мужчин, возбуждая в их головах не самые интеллигентные мысли.

Я хорошо воспитан, обеспечен и умен. Не подумайте, что я решил с первых строк своего письма удариться в хвастовство и оскорбить тем самым чувства верующих. Вовсе нет. Все эти лестные характеристики мне дали люди, которые меня знают или думают, что знают, против моей воли. По натуре своей я мизантроп. Ненавижу людей и стараюсь держаться от них как можно дальше. Моя работа не подразумевает под собой необходимости выходить на улицу, спускаться в метро и тереться там среди опротивевшей мне челяди.

Конечно, было бы ложью заявлять, что в этой жизни для меня существую только я сам. Будь это так, я давно сошел бы с ума. Меня окружает несколько человек, к которым я привык и которым доверяю чуть меньше, чем себе самому. Я познакомился и подружился с ними очень давно, еще в прошлой жизни (не в этой). Именно они и события, созданные ими, невольно натолкнули меня на мысль начать писать. Чтобы как-то заполнить свободную нишу моего существования, сделать его полезным не только для себя, но и для кого-то еще.

***
Сейчас март. До бонуса в виде солнечных лучей, голых ляжек и сисек бесконечно далеко. Единственное, что остается, просыпаясь в восемь утра, встречать взглядом полную темноту. Я вернулся домой часа три назад и сразу, не раздеваясь, упал в постель. Когда ты приходишь пьяным поздно ночью, в твоем организме срабатывает невидимый тумблер. Как только ты переступаешь порог и захлопываешь за собой дверь, он отключает все системы. Наутро ты вспомнишь как садился в такси, о чем разговаривал с водителем, какая музыка играла у него в машине, как ты ехал в лифте на четвертый этаж, как доставал ключи из кармана, как пытался с первого раза попасть в замочную скважину, как открывал дверь... А что было дальше? И почему ты не снял контактные линзы?

Меня разбудил телефонный звонок. Открывать глаза было очень больно - в них как будто насыпали песка. На ощупь добрался до ванной. Телефон продолжал звонить. Я снял линзы, умылся и посмотрел на себя в зеркало. Зрение у меня не очень хорошее, поэтому невооруженным взглядом я вижу достаточно плохо. Но даже этого хватило, чтобы понять, что вид у меня неважный.

В моем возрасте по утрам после распития спиртных напитков уже достаточно сложно приходить в себя. Поэтому, чтобы оставаться человеком в момент пробуждения, накануне необходимо соблюдать некоторые правила. Это не означает, что я в чем-то ограничиваю себя. Просто стараюсь бухать грамотно. Ничего сложного в этом нет. Особенно для человека, который предпочитает крепкий алкоголь. Главное, пить что-то одно не переходя на другие напитки и стараться поменьше курить. Но иногда бывает очень непросто следовать даже самым простым правилам.

Звонил Джон. Какого хера ему надо в такую рань?

- Я только пришел домой, - безрадостно сказал он. - Ты технично свалил, а мы с Кристиной до утра искали ее хомяка.
- Нашли? - со злобной ухмылкой спросил я. Вопрос был риторическим.

Тело безверменно покинувшего этот мир хомяка Кристины, которого Джон неосмотрительно напоил водкой, в добрых гангстерских традициях отправилось в мусорный бак. Поступок импульсивный, идиотский и очень жестокий. Особенно, если учесть, что совершил его менеджер довольно крупной компании и очень серьезный в свободное от употребления спиртных напитков время человек.

С Джоном мы познакомились на первом курсе и с тех пор неразлучны, как Чанг и Энг Банкеры. Исключение составили лишь те два года, что я служил в армии. Хотя, даже в то время он писал мне письма, как верная подруга, а один раз даже приехал в гости и три дня жил в нашей казарме. Его настоящее имя Костя. Так его называет только мама и шеф. Костей может быть только примерный сын и ответственный работник - альтерэго Джона. В свободное от работы и семейных ужинов время он душа любой компании, предмет воздыхания сотен девушек, шутник и балагур.

- Она тебе дала? - этот вопрос тоже был риторическим, но Джон все же решил ответить:
- Нет, но в благодарность за потраченное на поиски ее любимца время хотя бы стала более снисходительно относиться.

Джон вожделеет Кристину. Она его идея фикс. И это меня удивляет. Кристине двадцать один год и она яркий представитель социального слоя, называемого для простоты золотой молодежью. Она красива и популярна. Ее хотят все мажоры Петербурга, но Кристина ждет своего принца - молодого успешного политика, который способен в перспективе стать хотя бы губернатором одного из регионов России. Именно так она описывает свой идеал. Хотя, чего можно ожидать от девушки, которая не интересуется ничем, кроме тусовок, журнала «Космополитен» и своей собственной персоны?

Для меня ничего не стоит сказать человеку, что я на самом деле о нем думаю. Кристине я не говорил этого ни разу. Я знаю ее с детства. Еще до того, как наши родители открыли свое дело и стали не только друзьями, но и деловыми партнерами. Превратившись из заурядной серой мышки в единственную и горячо любимую дочку богатого папы, девчонка порядком скурвилась. На «форде мондео» к ней уже не подъедешь. А именно такой автомобиль использует для простаивания в петербургских пробках мой друг Джон. Уверен, Кристина никогда даже не посмотрела бы в его сторону, если бы он не был моим другом, а в свою очередь не находился у нее в многолетней фаворе.

***
Пару раз в месяц Кристина устраивает вечеринки в загородном доме своего отца. С брызгами шампанского, купанием в бассейне, приглашенным диджеем и большим количеством малолетних блядей. Я принимал ее приглашения на эти довольно сомнительного качества мероприятия лишь изредка, но за последние три месяца «благодаря» Джону не пропустил ни одного. С другой стороны, при желании там можно найти ряд развлечений - халявное спиртное, красная икра, тупые малолетки, считающие себя неотразимыми суперзвездами и мажоры, проигрывающие в техасский холдем свои карманные деньги более или менее опытным игрокам, которые начали играть в покер еще до того, как это стало мейнстримом.

Вчерашняя вечеринка была неимоверно тухла. Пока золотая молодежь бодрилась на первом этаже под какой-то acid-jazz, мы с Джоном, запершись в кабинете кристининого отца, поглощали очень дорогую водку и закусывали тем, что послала кейтеринговая служба. Из своего аквариума на нас жалобно смотрел Павлик - любимый хомяк Кристины. Любовь к этому грызуну никак не вписывалась в рамки ее гламурного образа. Я еще смог бы понять пристрастие к худощавой миниатюрной собачке или лысой кошке. Но, как говорится, у богатых свои причуды.

- Чего уставился? - вдруг спросил у Павлика Джон.

Хомяк продолжал стоять на задних лапах, положив передние на стеклянную стенку своего жилища, и энергично дергал ноздрями.

- Может, ему водки налить? - предложил Джон.
- Налей, если хочешь, - сказал я. - Только вряд ли он станет ее пить.
- Не может - научим, не хочет - заставим, - заявил мой друг и отважно полез в аквариум.

Грызун не сопротивлялся. Напротив, почувствовав, запах свободы, он с удовольствием прыгнул на ладонь к Джону. Мы щедро напоили его пятьюдесятью миллилитрами водки и вернули на место. Через полчаса Павлик приказал долго жить.

***
- Нахуй тебе сдалась эта Кристина? - спросил я Джона, когда на следующий день мы жадно ели жирный суп с говядиной в кафе на Ваське. - Во-первых, это не твой круг общения. Во-вторых, она малолетка. А в третьих, заниматься вам, кроме секса, нечем.
- Ты не прав, чувак, - возразил мне друг, вытирая губы и подбородок салфеткой. - Она совсем не такая, какой хочет казаться. Сегодня ночью, когда все разошлись, мы долго общались, и я понял, что она на самом деле из себя представляет. Стерва - это лишь защитный механизм. Кристина хочет любви. Как и любая женщина. Просто в своем круге это желание она никак не сможет удовлетворить. Ты видел этих мажорных гандонов, которые вьются вокруг нее? Что они могут ей дать?
- Вопрос надо ставить по-другому - что ты сможешь ей дать?
- Я старше и опытнее. Со мной ей будет интереснее, чем с ровесниками. Если ты понимаешь, о чем я.

Я понимал, о чем он. А еще я понимал, что это выглядит довольно смешно - хомяк Павлик ценой собственной жизни заставил свою нерадивую хозяйку другими глазами посмотреть на человека, которого все это время она вообще никак не воспринимала.

- Чего ты от нее хочешь? Одноразового секса или каких-то отношений? - я поймал себя на мысли, что говорю как брат девушки, к которой пришел ее парень.
- Для начала секса, а потом видно будет, - Джон опрокинул в себя стакан апельсинового сока. - Я не хочу пять лет ебать вола, как это делаешь ты со своей Лизой.

ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ: easy_mode_love.livejournal.com